В России криптовалюту признали средством отмывания денег

27.02.2019 11:10
В России криптовалюту признали средством отмывания денег

ЕРЕВАН, 27 февраля. /АРКА/. ​Пленум Верховного суда России накануне изменил свое постановление от 2015 года ​о судебной практике по делам об отмывании денег и имущества, приобретенного преступным путем, сообщили РБК в пресс-службе ВС.

Пленум уточнил, что ст. 174 и 174.1. УК о легализации преступных доходов должны распространяться и на криптовалюту. Предметом преступлений могут выступать в том числе «денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенных в результате совершения преступления», говорится в новой редакции постановления пленума ВС.

Для чего внесены изменения

Как уточняется в решении пленума, изменения вводятся в связи с рекомендациями FATF (Financial Action Task Force, международная Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег).

С 11 по 29 марта Россию посетит миссия FATF, которая должна оценить эффективность борьбы с отмыванием нелегально полученных доходов и техническое соответствие страны 40 рекомендациям этой организации. По результатам предыдущей оценки 2008 года эксперты FATF выявили ряд недостатков (в том числе ненадлежащая прозрачность информации о бенефициарных собственниках), что повлекло постановку России на регулярный мониторинг.​ В сентябре 2014 года страна была снята с процедуры регулярного мониторинга до следующей взаимной оценки. «При получении в 2018 году низкого рейтинга соответствия требованиям FATF будет введен режим усиленного мониторинга и применения экономических санкций», — уточняется на сайте Росфинмониторинга — главного подразделения российской финансовой разведки.​​

Какая позиция у российских спецслужб

Согласно материалам Росфинмониторинга к проекту Взаимной оценки рисков отмывания преступных доходов в России для FATF (документ есть в распоряжении РБК), инспекторы международной организации запрашивали российскую сторону о том, включает ли понятие «имущество» в целях отмывания доходов [полученных преступным путем] виртуальные активы, и если да, то к какой категории они относятся — «денежные средства» или «иное имущество».

В ответе Росфинмониторинг сообщил, что отсутствие законодательного регулирования и государственного надзора за выпуском и обращением виртуальных валют рассматривается в числе основных уязвимостей российской экономики. По данным финразведки, в последние годы «отмечается использование криптовалют в целях сбыта наркотических средств и последующего отмывания преступных доходов».

Сейчас в России «правовой статус виртуальных активов не определен», отмечается в документе. При этом в правоохранительных органах имеется практика выявления, документирования и расследования преступлений, предусмотренных ст. 174.1 УК, совершаемых с использованием криптоактивов при расчетах за наркотики. По данным спецслужбы, следователями полиции за 2017–2018 годы расследовались 104 уголовных дела (27 в 2017 году, 77 — в 2018-м). Из них окончено и направлено в суд 51 дело (в 2017-м — 17, 2018-м — 34).

Кого ловят с биткоинами

В качестве примера Росфинмониторинг приводил расследование Управления по контролю за оборотом наркотиков МВД по Чувашии. Полицейским удалось выявить организованную преступную группу, которая в период с июня по ноябрь 2015 года торговала наркотиками синтетического происхождения «бесконтактным способом» — через онлайн-магазин Daffy Duck. Клиенты наркоторговцев оплачивали товар с помощью электронной платежной системы с последующей конвертацией в криптовалюту биткоин через биржу Exmo.com. В дальнейшем деньги выводились на расчетные счета, открытые на подставных лиц, с целью обналичивания.

По факту преступления были возбуждены уголовные дела, в том числе по п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК, а в апреле 2017 года вынесен приговор суда, в соответствии с которым члены группировки были приговорены к лишению свободы по совокупности сроком от шести до 13 лет. Непосредственно за легализацию преступных доходов — два года лишения свободы.

В другом неназванном регионе полицейские в ходе сопровождения уголовного дела о торговле наркотиками в особо крупном размере (ч. 4 ст. 228.1 УК) установили, что с февраля по март 2017 года обвиняемый в качестве платы за наркотики принимал платежи в криптовалюте биткоин, которую затем переводил на банковский счет. Таким образом мужчина легализовал 281 тыс. руб., полученных от незаконного оборота наркотиков. Ему также было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 174.1 УК, а в августе 2017 года вынесен приговор, согласно которому назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы (по ст. 174.1 УК — два года).

Что изменится на практике

«В настоящее время в связи с совершением преступлений с использованием криптовалют, несмотря на неопределение их правового статуса в законодательстве России, по сути они фактически приравниваются к имуществу (в соответствии с целями использования криптовалют) и идентифицируются в денежном эквиваленте», — подчеркивает в своем ответе FATF Росфинмониторинг.

Речь идет о совершенствовании практики применения законодательства о противодействии легализации преступных доходов в соответствии с существующими реалиями, объяснил РБК руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов.

«Высказанная ВС России позиция — призыв к формированию единой практики по таким делам. На обычное использование криптовалют (вне уголовных дел) это вряд ли как-то повлияет, — говорит Фролов. — Если происходит отмывание денег за счет использования криптовалюты, то логично, что эти действия должна подпадать под действие ст. 174.1 УК. Причем правоохранительные органы уже применяют эту статью в случаях использования криптовалюты для отмывания преступных доходов»

По словам юриста, не имеет значения, каким образом происходит легализация преступных доходов — инвестирование в бизнес, в недвижимость, создание фильмов и пр.

Технически изъять биткоин или другую криптовалюту в рамках уголовного дела невозможно, но следователь может изъять «компьютер, сервер, бумажку», содержащие пароль для входа в криптокошелек, уточняет член экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям в Госдуме, основатель клуба руководителей служб безопасности «СПЕКТР» Максим Мельничук.

«Для возбуждения уголовных дел важнее наличие основных составов статей УК (174.1, 159, 228 и т.д.), криптовалюта дополняет основную статью про легализацию доходов, мошенничество, продажу наркотиков, а не является основой для уголовного преследования, — пояснил эксперт. — При задержании наркодилера ему вменяют ст. 228 УК, даже если он продает за крипту — статья в любом случае за сбыт наркотических веществ; также и при обнаружении вывода денежных средств дело возбуждают по ст. 174 УК, а способ — через покупку биткоинов».

Мельничук также напомнил, что сейчас в Госдуму внесено два законопроекта об обороте цифровых активов («О внесении изменений в ч.1, 2 и 4 Гражданского кодекса» и «О цифровых финансовых активах»), которые пытаются регламентировать оборот криптовалют. «Но они подверглись критике со всех сторон, так как до конца не определено само понятие криптовалюты — это точно не платежное средство на территории России​, а скорее именно цифровой актив. Не определен также правовой статус участников рынка таких активов, объем их прав и обязанностей, равно как и ответственность за несоблюдение будущего закона», — говорит Мельниченко.--0--


Ключевые слова: , , ,

Partners news
Loading...

Читайте также